Gt;Воздействия дисканта и народная песня

Все образованные люди сходятся в том, что та, воспетая древними, наука музыки полностью утеряна, а то, что мы имеем сегодня, состоит из определенных нот, пришедших одному брату монастыря при чтении утренней молитвы в его фантазии или наблюдательности. Эти удивительные слова написаны Alypius, жившим где-то в 115 году от Р. X. С упадком Греции и Рима, в Европе, музыка, практически вымерла. В любом случае она была так ограничена, что мы не находим одного достойного упоминания о ней до дней Святого Амбросия /374г. от Р.X., когда западноевропейские церкви приняли в свои богослужения практику пения. Введение этой определенной формы пения в раннюю церковную музыку не осталось без воздействия. Постоянное повторение отдельных тонов со случайными отклонениями к более высоким или низким нотам, привело к возникновение мантрического, декларационного пения, которое оказывало прямое воздействие на мозг. Это побуждало людей к тому, чтобы мыслить четко упорядоченным образом, так как большинство инкарнированых в то время душ были юными и малоразвитыми, а следовательно, не имели духовной подготовки, для них это было в высшей степени необходимо. Мы уже указали на факт, что ментальное тело принимает и сохраняет форму только через развитие ума, так как неупорядоченное мышление вызывает силой привычки неуравновешенный дух, и тогда на помощь может «прийти внешний посредник, каковым и стало амбросианское хвалебное пение. Имея определенную энергию, оно вынуждало религиозную общину к тому, чтобы быть внимательней и требовало духовной концентрации и, кроме того, оно производило более тонкое воздействие и частично способствовало введению в церковь церемониальной системы, чего до этого не было.

Хотя со времени Святого Амбросия церковь была немного наце­лена на то, чтобы развить мыслительные способности христиан, однако, с ней не было связано ни одного достойного упоминания новшества до тех пор, пока Святой Грегор Великий /приблизительно на две сотни лет позже/ не стал папой. Амбросианское хвалебное пение было ограничено тональностями, Грегор Великий увеличил их число до восьми, и это привело к появлению одноголосного церковного пения: григорианского хорала. Григорианский хорал служил в качестве вспомогательного средства для Преданности высшему/ кротости и выравнивания мышления церковной общины в одном направлении. Он способствовал также успокоению эмоции, давая этим средство для овладения эмоциональным телом. Рассматривая его с музыкальной точки зрения, можно сказать, что он был очень строгим и простым, чтобы вызывать приятные чувства, которые пробуждаются действительно мелодичным благодушием, с другой стороны, дух, захваченный бурными эмоциями, обычно на мгновенье успокаивается. Мы говорим благоразумно «на мгновенье», так как минует еще значительный период времени, прежде чем человечество в целом найдет средство овладения эмоциями. Если мы точно изучим жизнь в средневековье с его похотливой чувствительностью и грубым фанатизмом, то мы установим отсутствие владения эмоциями, лучше сказать, страстями, как корень всех его зол. И хотя григорианский хорал все еще поется в некоторых церквях область его воздействия сегодня очень сильно ограничена, и только один, совершенно определённый тип мало дифференцированного вида духа - восприимчив для него. Отзвук, который он может находить у других, скорее можно отнести к почитанию традиций, чем внутренней музыкальной потребности. Прежде чем Гвидо фон Ареццо, который родился в 990 году, ввел свои новшества, вся европейская музыка на деле была еще так ограничена и скудна, что этим и защитила «свое средневековое чутье» от забвенья. Гвидо был первым европейским композитором, употребившим гармоничное звучание аккордов.



Воздействие его музыки было значительным, так как оно способствовало проявлению гармоничных отношений в домашней и социальной жизни. Как оно осуществлялось, можно объяснить законом соответствия: как в музыке, так и в жизни. Во всех композициях с аккордами, или более чем одним певческим или инструментальным голосом, должна обязательно существовать внутренняя связь, которая, совершенно естественно, заключает в себе закономерность и порядок, одним словом - координацию. Музыка, строящаяся на аккордах, на деле есть музыкальный прототип гармонических отношений между различными единствами, и ее воздействие состоит в том, чтобы вызвать чувство дружеского расположения. Если, кроме того, будет еще связь с религией, то результатом будет естественно дружелюбное направление ума плюс религиозная самоотверженность и набожность. Инстинктивное познание этой истины имело следствием ввод в богослужения церковных песен или гимнов. Эти воздействия, строящиеся на аккордах музыки, особенно Гвидо фон Ареццо, не ограничивались лишь социальными отношениями, до определенной степени они устанавливали созвучие между ментальным и эмоциональным телами и вызывали большее согласие между обоими. С этого времени человек уже не был абсолютным рабом своих эмоций, он уже начал узнавать преобладание мыслей. Эти оба организма/тела/ долины были, в определений степени, быть настроены друг на друга и действовать более вместе, чем друг против друга.



Гармонизация между духом и эмоциями дала в дальнейшем еще один результат: она оказалась полезной при формировании искусства. Только тогда, когда эмоции и разумное мышление связаны друг с другом, может быть создана какая-либо форма искусства, имеющая право на это название, т.к. вдохновляющий импульс выражается обычно эмоциями, но ментал /дух/ ответственен за технику выражения. Следовательно, музыка Гвидо фон Ареццо проложила путь для весьма значительного направления в искусстве, которое берет свое начало в 1280 году, с появлением Cimabue.

С десятого до тринадцатого столетия, когда феодализм достиг своего пика и полностью вступили в силу воздействия музыки Гвидо, мы обнаруживаем множество благородных эмоциональных ощущений, которые в дальнейшем поддержали то направление народной песни, которое стало известно через трубадуров или миннезингеров. В те времена они способствовали своими прелестными мелодиями и странными лирическими замыслами, с одной стороны, геройству, с другой стороны, - «более чувственной стороне жизни», известной как рыцарство. Фактически связь между песней трубадура и ее вариантами с церковной музыкой, пробуждающей религиозность и набожность, были ответственны за появление странствующего рыцаря и крестоносца, причем, в последнем религия была связана с жаждой приключений. Крестовые походы, принимая во внимание то, что было сказано ранее, имели особую важность, так как они были первой внешней попыткой, в которой приняла участие вся Европа, к координации и взаимодействиям.

Глава 32


1753941955818961.html
1753989388891464.html
    PR.RU™