Оля, 1980 год. Ох, как же я ошибалась, считая, что звонок меня спасет.Дальше все было еще хуже

Ох, как же я ошибалась, считая, что звонок меня спасет.Дальше все было еще хуже. В классе творилось что-то несусветное. Вместо того,чтоб сидеть и спокойно общаться, как этоделают у нас все нормальные дети, мальчишки носились по кабинету, дралиськнигами и гоготали. Девочки вели себя чуть получше, они просто сгрудились вкучку и шушукались, зыркая глазами в сторону мальчиков.

Вместо удобных парт, тут стояли обычные столы, причем закаждым столом сидело по два человека. Ужасно, даже на уроке мне придетсятерпеть рядом чье-то присутствие. Мальчишки угомонились только когда в классвошла математичка. Эта была женщина странного возраста, с высоченной прической,и опять таки в мешковатом костюме. Лицо вроде молодое, но в целом, выгляделаона лет на 50.

Ирка потянула меня за рукав садиться, я и не заметила, чтовсе это время стояла торчком, прижав к себе портфель.

— Садитесь! — рявкнула математичка, — Дежурный, раздайтесамостоятельную!

— Уууу… Ыыыы… — замычал класс.

Вскочила худенькая маленькая девочка и начала бегать поклассу с какими-то бумажками, при этом все остальные шушукались, хватали ее заруки и пытались что-то у нее выяснить про варианты.

— Вариантов пять, — сказала математица, — решаем быстро, этаработа на 20 минут.

Все уткнулись в тетради, я начала рассматривать листик.Как-то текст странно напечатан, не понятно на каком принтере… Но если здесьесть принтер, значит и комп должен быть!

— Воробьева, что сидим?

Я не сразу сообразила, что это ко мне обращаются.

— У тебя осталось 15 минут.

Я огляделась по сторонам и посмотрела, что все вокруг быстрочто-то строчат в тетрадках. Как им удается писать с такой скоростью? Я взяларучку, и начала переписывать в тетрадь условие задачи. В принципе, несложная,мы такие решали. Только не понятно как 16416 разделить на 36. Комика-то у менянет! Я еще раз огляделась по сторонам. Все сосредоточенно писали, никто непросил калькулятор. Ирка, которая сидела рядом, ткнула меня локтем.

— Чего застряла? – спросила она, едва разжимая губы

— А как это поделить? – ответила я так же.

— В столбик…— ответила Ира.

— Разговорчики! – рявкнула математичка, — Воробьева иВоронько, сейчас отберу работы!

Я гипнотизировала листик и понимала, что сейчас заплачу. Яне помню, как делят в столбик. Мы проходили это три года назад, и с тех пор ни разу мне не приходилось воспользоватьсяэтим редким умением. Они б меня еще на счетах считать заставили!

Математичка встала позади меня и громко дышала за спиной. Яокончательно перестала соображать, и остальные задачи решать и не пыталась.


1752286774762815.html
1752340090891873.html
    PR.RU™