О РАВЕНСТВЕ ФАКТА И ИЛЛЮЗИИ. МЕТОД КОРРЕКЦИИ ПРОШЛОГО

Кто прожил более интересную жизнь? Тот, кто за­нимался альпинизмом, служил в армии, менял места жительства и работы, много ездил, или тот, кто, не выходя из своей комнаты, прочитал массу художест­венной литературы, просмотрел множество фотогра­фий и фильмов и попутешествовал по всему миру в компьютерной системе «Интернет»? Я отвечу на этот вопрос так: они оба прожили одинаково интересные жизни. И неважно, что у одного события были реаль­ными, а у другого виртуальными, потому что эмоцио­нальное заполнение жизни как у того, так и у другого было равноценным.

Нам только кажется, что мы можем жить как в ре­альном мире, так и в виртуальном. На самом деле мы живем всегда в виртуальном мире. Как бы мы ни ста­рались, мы все равно являемся только «вторичными воспроизводителями» этого мира, ибо то, что мы привыкли считать реальностью, — это всего лишь от­ражения окружающего мира в нашей голове. Они строятся на основе двух компонентов: реального (вижу, слышу, прикасаюсь, чувствую вкус, запах, температуру, влажность, давление, боль...) и эмоцио­нального. Реальный компонент у всех более или менее одинаков, зато эмоциональный существенно отличается, равно как и отличается избирательность (каждого привлекает свое). Но это только настоящее. Настоящее длится один миг, все остальное, что за­полняет нашу голову, — это воспоминания о про­шлом и предсказания будущего. Ни прошлого, ни бу­дущего в настоящий момент не существует, сущест­вуют только мысли о них. Итак, будущее оставим на потом, сейчас я хочу поговорить о прошлом.

Наши воспоминания о прошлом состоят только из эмоционального компонента восприятия, потому что реальный очень быстро забывается. Из этого следует, что два человека, вместе пережившие одно и то же со­бытие, будут в своей памяти прорисовывать его по-разному, и чем дальше будет уходить время от момен­та этого события, тем более разными будут в их голо­вах картинки, потому что воспоминание о прошлом со временем трансформируется в еще более индиви­дуальную, виртуальную форму.

На наш эмоциональный компонент восприятия влияют не только наши индивидуальные особеннос­ти, но и жизненный опыт, и память о прошлом. По-разному смотрят на один и тот же двор тот, кто в нем провел детство, и тот, кто видит его впервые. Также восприятие одних и тех же предметов отличается у ребенка, у молодого человека, у человека средних лет и у старика, у мужчины и у женщины. Поэтому наши отражения предметов окружающего мира, коими мы оперируем в своем мозгу, намного более виртуальны, чем реальны, и нам не следует торопиться осуждать фанатиков компьютеров. Чтобы воспринимать мир реально, надо быть по меньшей мере роботом из фан­тастического фильма, который фиксирует все на своем пути, и совершенно беспристрастно. Такой че­ловек бы думал так: «Я вижу перед собой аллею. Де­ревья — липы, их возраст — двадцать шесть лет, грунт богат соединениями алюминия, навстречу идет чело­веческий организм тридцати восьми лет женского пола. В крови — избыток сахара из-за .плохой работы поджелудочной железы. В пятом верхнем зубе справа пломба из амальгамы. Желудок наполнен полупере­варенной колбасой, которую женщина купила час назад в магазине по адресу...» Но мы не нуждаемся в таком восприятии мира! Нас куда более устраивает свое избирательное, эмоциональное, личное воспри­ятие. Поэтому тот, кто говорит: «Я не разрешаю сво­им детям впадать в иллюзии! Я учу их жить в реаль­ном мире!» — ошибается: он учит их жить всего лишь в плохом виртуальном мире!



Наполнение нашей жизни — эмоции. Событиями в нашей жизни явилось только то, что вызвало у нас какие-либо эмоции: удовольствие, неудовольствие, зависть, страх, восторг, благоговение, трепет, нена­висть, любовь... То, что у нас не вызвало ровным сче­том никаких эмоций, — мы уже давно забыли, напри­мер, наш поход в магазин за продуктами или посеще­ние какой-нибудь скучной компании. Если наше настоящее состоит как из эмоций, так и из реального компонента восприятия, а также некоторой «серой» практической информации, которой мы пользуемся по работе и для ведения домашнего хозяйства, то наше прошлое и будущее — это только чувственно окрашенные образы. Даже из школьной программы мы помним то, что вызвало у нас эмоции, будь то строение молекулы бензола или решение квадратно­го уравнения (из непрофессионалов его может ре- шить только тот, кто в свое время был к нему нерав­нодушен). У меня был знакомый человек, который благодаря своей профессии объездил весь мир, одна­ко ни об одной стране он не мог сказать ни слова, по­тому что они его не интересовали. Он даже не откры­вал занавеску на окне автобуса: ему было все равно. Зато другой человек не был нигде, но живо интересо­вался разными странами, видел многие страны по видео и на фотографиях, мог в красках себе предста­вить, что где происходит и что собой представляет каждая страна. На данный момент оба человека здесь, они сидят в своих квартирах и находятся в рав­ных условиях. Это их настоящее. Но у первого чело­века не осталось в душе впечатлений от поездок за рубеж, зато у второго — неисчерпаемый запас впечат­лений. Вот так и думай, что в жизни более ценно -факт, не окрашенный эмоциями, или эмоции, не ок­рашенные фактом?



Думая и говоря о чем-то, мы имеем дело не с пред­метами, а с образами предметов, которые самими предметами не являются. Образы существуют в нашей голове, и поступают они туда двумя путями: это отражение окружающей действительности (субъ­ективное!) и наш вымысел. Образы, поступившие в нашу голову как первым, так и вторым путем, — сущ­ности совершенно равноценные и вызывают равно­ценные эмоции. А поскольку наполнение нашей жизни, в частности, нашего прошлого — это эмоции, и ни что другое, то совершенно безразлично, что их вызвало: факт или иллюзия (телодвижение или мыс-ледвижение). Ибо ИЛЛЮЗИЯ — ЭТО НЕ ЧТО ИНОЕ, КАК ФАКТ, а ФАКТ - НЕ ЧТО ИНОЕ, КАК ИЛЛЮЗИЯ. Поясню: иллюзия материальна, так как она — результат движения нервных импуль­сов в головном мозгу, окислительно-восстановительных реакций. Факт, в свою очередь, есть сущность материальная только в тот момент, в который он имеет место, а в нашем мозгу он остается точно в та­ком же виде, что и иллюзия, — запечатлевается теми же окислительно-восстановительными реакциями.

ПРОШЛОГО НЕТ.

ЕСТЬ НАША ПАМЯТЬ О ПРОШЛОМ, А ЭТО НЕ ЧТО ИНОЕ, КАК ИЛЛЮЗИЯ.

Концепцией равенства факта и иллюзии можно пользоваться для решения очень многих психологи­ческих проблем. У меня, к примеру, есть одна знако­мая, которая никак не может устроить свою личную жизнь. Ситуация самая банальная: кавалеров много, но все они почему-то относятся к ней несерьезно, встречаться — встречаются, а жениться не хотят. Эта девушка впадает в заблуждение относительно их, она строит планы на совместное будущее (одна), влюбля­ется, преследует, всячески пытается добиться ответ­ной любви, однако ничего не получается. Среди ее поклонников есть люди, которые вполне доступны, но они ей неинтересны. Ей всегда необходимо гнать­ся за тем, кто убегает. Вот и последний раз она сказа­ла мне, что влюбилась с первого взгляда и что впе­рвые почувствовала, что именно этот человек пред­назначен ей судьбой. Только одно «но»: он не хочет жениться в ближайшие три года, да и ею мало интере­суется. Полная энтузиазма, а энтузиазм у нее в этом деле есть всегда, она сказала: «Теперь надо достать книгу «Как выйти замуж» и другие сильные психоло­гические методики и начать действовать!» Я осторож­но спросила, уверена ли она в том, что он — это дей­ствительно ОН, а если это так, то почему его надо до­биваться, почему нельзя сойтись с ним естественно?

Она сказала, что естественно можно сойтись только с нелюбимым, а любимого всегда надо добиваться. По­жалуй, это типичная ситуация для психоанализа. Рас­скажу ее предысторию. Когда этой девушке было два года, от нее уходил отец. Это был первый проблеск ее сознания — она запомнила тот день. Отец поругался с матерью, был крупный скандал, после чего отец вошел в детскую комнату и стал собирать вещи. Де­вочка, почувствовав что-то неладное, начала кричать: «Папа, папа!» — но он не обращал на нее внимания. Она стала перелезать через борт кровати, повисла на нем, рискуя упасть, но папа был к ней безразличен, он не пришел на помощь. Кое-как спустившись сама, девочка гналась за ним, звала, бежала по коридору, хотела обнять, но так и не догнала.

Вот и ответ на вопрос, почему у нее не складывает­ся личная жизнь, почему она постоянно совершает одну и ту же ошибку — гонится, преследует. Естест­венно, каждый ребенок любит своего папу. И она лю­била, но путь этой любви оборвался тогда, когда она только начинала по нему идти. Девочка недолюбила, недоговорила с отцом, осталось много невыясненных вопросов, которые так и зависли в воздухе, прервался незаконченный диалог, который требовал продолже­ния. И продолжение нашлось. Девушка стала нахо­дить парней, которые возвращали ее в ту ситуацию, в которой она рассталась с отцом. Она задавала им во­просы, которые не смогла задать отцу, но на которые искала ответы: «Почему ты ушел? Почему ты меня не любишь? Что во мне плохого?» И погоня продолжа­лась. Девушка очень хотела продолжить погоню и, наконец, догнать то, что она не догнала тогда.

Это все — условие задачи. Но вот основной во­прос: ЧТО ДЕЛАТЬ? Как выйти из замкнутого круга, не догнав и не договорив? Конечно, осознание и обсуждение причин такой ситуации — это уже полдела: человек переводит подсознательное в сознательное и получает возможность противодействовать этому. Но тут возникает дополнительный вопрос: все ли мы выве­ли на поверхность? Может, то, что удалось выявить, это только верхушка айсберга? Вот тут-то и приходит на помощь МЕТОД КОРРЕКЦИИ ПРОШЛОГО, ос­нованный на концепции равенства факта и иллюзии. Девушке следует мысленно вернуться в ситуацию, когда от нее уходил отец, но вернуться уже взрослой. Она должна взять этого отца и выгнать сама. Не при­тягивать, не звать назад, а именно позорно изгнать. Изгнать навсегда, не вступая с ним ни в какие диало­ги, потому что диалоги могут затянуться на продол­жительное время и только укрепить связь, которую нужно разрушить. Ей необходимо произнести:

«Такой отец не достоин меня! Я не намерена тер­петь рядом с собой предателя! Пусть он уйдет навсег­да, и я о нем забуду! Мне он не нужен. Я полноцен­ный человек без отца! Не мое дело, почему он такой и что у него на уме! Раз поступил недостойно — про­щай! Пусть живет, как хочет, но без меня!»

Тут неплохо и разозлиться, но не ради ненависти к отцу или жалости к себе, а для разрушения програм­мы, заложенной его поступком. Необходимо сказать: «Он уже один раз пытался причинить мне боль, и притом в детстве, когда я была совершенно беззащит­ной (слава богу, ему это не удалось!). Так какого черта его образ должен рушить всю мою дальнейшую жизнь?»

Это она скажет не отцу, а образу отца в голове. Это он — причина всех ее бед. К реальному отцу это не имеет никакого отношения, ибо он теперь уже не тот человек, который уходил. Девушка может не знать, какой он сейчас, а может даже встретить его и наладить с ним прекрасные отношения, но того отца (то отражение отца в мозгу, которое возникло тогда) она должна изгнать навсегда, ибо это не отец, а психоло­гический вирус, который губит ее жизнь. Изгнав его, она изгонит весь сценарий жизни, порожденный им. Притяжение заменится на отторжение. Ей переста­нут быть интересны молодые люди, которые от нее убегают, напротив, такое их поведение будет вызы­вать в ней желание поскорее избавиться от них, что они сразу заметят и будут относиться к ней по-другому.

Следующее, что должна сделать эта девушка, это ответить на вопрос: какого отца она бы хотела иметь в ту роковую минуту, когда ей было два года? Как бы она прорисовала свою дальнейшую жизнь с ним в идеале? Если бы это должен был быть добрый, мяг­кий человек, который играл бы на гитаре, любил бы маму, с которым они проводили бы семейные вечера у камина, разговаривали бы, играли бы в шахматы, то такой файл следует загрузить в освободившуюся ком­нату в ее мозгу.

Я по образованию инженер-химик, и в этом в какой-то мере мое преимущество, это дает мне нетра­диционный, так скажем, инженерный взгляд на пси­хологию. Вы, наверно, представляете, что значит сте­реть в компьютере один файл и записать на его место другой или что значит переустановить «Windows». То, что я предлагаю, называется переустановка програм­мы «Отец». Действенность новой программы «Отец» я могу доказать от обратного, как теорему. Возьмем реальную девушку, у которой был желаемый отец (мягкий, добрый, играл на гитаре и т. д.). Что это оз­начает? Это означает, что она прошла с данным отцом какой-то путь вместе, в результате чего в ее подсознании и сознании образовалось отражение этого пути. И оно действует, оно формирует в ее мозгу программу: «Я любимая. Я хорошая. Любимый человек — это тот, кто уделяет мне много внимания, кто добр и ласков со мной». Но, исходя из нашей кон­цепции, прошлого нет. У данной девушки нет отца, ко­торый был в те годы, равно как и у первой девушки. Возможно, сейчас ее отец уже умер, возможно, жив, но превратился совсем в другого человека, а может, остался таким же добрым и внимательным, но все равно, это уже новый добрый отец, потому что тому отцу было лет тридцать, а этому пятьдесят. Таким об­разом, единственный материальный носитель, кото­рый содержит информацию об отце тех лет, — это файл в мозгу, а именно совокупность химических ре­акций, которая отобразила отца в те годы, а теперь воспроизводит в памяти. Но такую же совокупность реакций в мозгу можно получить и другим путем — вымыслом. Правда, для этого нужна специальная тех­нология: нужно установить новый файл на том уров­не мозга, где хранятся именно файлы детства. Это на­поминает, пересадку органа — не каждый вымысел приживется. Но если получится, то вымышленный файл заменит реальный файл и начнет производить свой «секрет», а именно программу: «Я любимая. Я хорошая. Любимый человек — это тот, кто уделяет мне много внимания, кто добр и ласков со мной». При этом подразумевается, что девушка с ума не сой­дет и фактическое прошлое свое будет знать не хуже, чем раньше. Но только фактическое, потому что эмо­циональное прошлое, у нее будет другое. Эта девушка будет иметь двух отцов: одного предметного, другого программного.

Метод коррекции прошлого применяется только для прошлого, но не для настоящего или будущего!Он при­меняется при одном условии: изгнании отображения человека, которое возникло в тот момент времени. Если человек, который стал причиной ваших непри­ятностей, живет с вами и поныне, надо мысленно из­гнать его именно в тот момент, когда он причинил вам зло, и не переносить это на него теперешнего, поскольку здесь, с вами, уже не он. Поясню это на примере. Если ваш сын — наркоман, то не стоит впа­дать в иллюзии, надо это знать. Но если ваш сын был наркоманом, но теперь уже нет, то можно тот участок прошлого в мозгу заменить другим, чтобы это про­шлое не отягощало вам жизнь, чтобы вы не перено­сили опыт прошлого на будущее, скажем, чтобы вы не боялись, что ваш второй сын будет наркоманом. Можно это сформулировать так: «Фактически мой сын был наркоманом год назад, но мой программ­ный, эмоциональный сын был отличником и поло­жительным мальчиком». Этот метод таит в себе еще одно чудо: реальный сын может начать подстраивать­ся под программного, ибо не только нас программи­руют наши близкие, но и мы их.

Метод коррекции прошлого, или, как я его еще называю, метод «пересадки прошлого», применяется в случаях, когда обиды, неприятности, трагедии про­шлого отрицательно повлияли на дальнейшую жизнь человека, вогнали его в определенный сценарий, ко­торый не позволяет ему быть счастливым и испол­нять свои желания. В некоторых случаях этот метод является единственным спасением, например, в слу­чае отца-алкоголика. Это одна из тех ситуаций, когда очень сложно что-то сделать в настоящем. Матери не знают, как поступить:

1) если сказать ребенку, что его отец хороший,то можно на всю жизнь вогнать ребенка в сценарий (мальчика — в сценарий, что пить — это хорошо, а девочку — что алкоголиков надо жалеть, надо им помогать, потому что это хорошие люди, но только не­счастные). Так можно разрушить детям жизнь;

2) если сказать ребенку, что его отец плохой,то можно вогнать ребенка в другой сценарий, а именно, что он неполноценный, что он хуже других детей, у которых отцы непьющие, привить ему неуверенность и низкую самооценку, что тоже может разрушить жизнь.

Этот случай не имеет решения в настоящем, поэ­тому коррекция прошлого спустя годы может быть очень полезной. Ее надо провести ребенку алкоголи­ка во взрослом возрасте, когда он начнет критически относиться к жизни и к своим родителям.

МЕТОД КОРРЕКЦИИ ПРОШЛОГО

Постулаты:

1. Прошлого нет, есть только файлы в мозгу, кото­рые содержат о нем субъективную информацию. Именно эти файлы влияют на настоящее.

2. Эти файлы возможно поменять на другие, тогда и настоящее изменится.


1750806218147391.html
1750873512863732.html
    PR.RU™