Нарушение юридических принципов

Если кто еще верит, что вина немецких националистов в методическом истреблении евреев была доказана в Нюрнберге, тот должен серьезно рассмотреть сущность этого процесса, который базировался на полном игнорировании общепринятых юридических норм. Обвинители были по существу и судьями и палачами. Обвиняемые считались виновными еще до суда. И среди судей, конечно, были и советские, чьи преступления против человечества включали поддержание крупнейшей в мире системы концлагерей, искусственно организованный голод на Украине, убийство 15 тыс. польских офицеров в Катыни, в котором, кстати, советский прокурор пытался обвинить немцев, массовые убийства в Виннице и других местах.

В Нюрнберге был также применен трюк, когда людей обвиняли в преступлениях по законам, которые были созданы после совершения этих "преступлений". До того времени фундаментальным юридическим принципом являлось то, что выдвинуть обвинение можно было только в соответствии с теми законами, которые были в силе к моменту совершения преступления — "nulla poena sine lege".

Правила о рассмотрении улик и принятия вещественных доказательств, разработанные системой англо-саксонской юриспруденции в течение многих веков, были полностью игнорированы на Нюрнбергском процессе. Было официально заявлено, что "Трибунал не обязан следовать правилам принятия вещественных доказательств, а может допустить любые доказательства, которые помогут ведению процесса", т. е. доказательству вины обвиняемого.

Этот подход привел к тому, что даже слухи, допускались судом как улики и документы, которые нормальный бы суд отверг. Тот факт, что такие "показания" допускались, является очень важным т. к. все эти слухи, предоставленные суду в письменной форме, явились одним из основных методов, с помощью которых создавалась легенда об истреблении евреев.

В ходе процесса было выслушано всего лишь 240 свидетелей, что очень мало для трибунала такого масштаба. Зато около 300 тысяч (!) "письменных свидетельств" были приняты трибуналом в поддержку обвинений.

С помощью таких методов обвиняющая сторона "защищала" своих свидетелей от перекрестного допроса адвокатами подсудимых.

При такой организации, любой еврей, который был депортирован, или любой бывший узник концлагеря, мог сделать какое угодно заявление, желая отомстить за пережитое. А тот факт, что адвокатам обвиняемых не было разрешено подвергать свидетелей обвинения перекрестному допросу, является грубейшим нарушением норм юриспруденции. Примерно в таких же условиях проходил суд над Адольфом Эйхманом. Там было даже объявлено, что его адвокат может быть снят с процесса, если "возникнет нетерпимая ситуация", т. е., иными словами, если он будет успешно защищать своего подзащитного.



Сущность Нюрнбергского процесса была обнажена американским судьей Венерстурмом (Wenersturm), который был президентом одного из трибуналов на Нюрнбергском процессе. Ему настолько не понравилась организация и ведение процесса, что он подал в отставку и улетел назад в США, оставив заявление для прессы, которое перечисляло его возражения по поводу ведения процесса.

Его письмо было напечатано в газете Чикаго Трибьюн (Chicago Tribune), а также впоследствии в книге Марка Лаутерна "Последнее слово о Нюрнберге" (Mark Lautern, "Das Letzte Wort über Nürnberg"), стр.56. Мы приводим тут несколько пунктов из того заявления:

…3. Члены прокуратуры, вместо того, чтобы сформулировать и попытаться применить юридические нормы ведения процесса, занимались в основном преследованием личных амбиций и мщением.

Обвиняющая сторона сделала все возможное, чтобы не допустить выполнения единогласного решения Военного Суда потребовать от Вашингтона предоставить дополнительные документы, находившиеся в распоряжении американского правительства.

6. Девяносто процентов администрации Нюрнбергского трибунала состоит из людей с предвзятым мнением, которые по политическим или расовым причинам поддерживали обвиняющую сторону.

7. Обвиняющая сторона, очевидно, знала кого выбирать на административные посты военного трибунала, и потому там оказалось много "американцев" чьи иммиграционные документы были очень недавними и кто, либо своими действиями по службе, либо через их действия как переводчиков, создали атмосферу враждебную к обвиняемым.

8. Настоящей целью Нюрнбергского процесса было показать немцам преступления их фюрера, и эта цель также явилась предлогом, под которым был создан Трибунал. Если бы я знал заранее, что будет происходить в Нюрнберге, я бы никогда туда не поехал.

Что касается шестого пункта, в котором судья Венерстурм говорит, что девяносто процентов персонала администрации трибунала состояло из лиц с предвзятым отношением ко всему процессу, то он подтверждается также другими присутствующими там лицами. Согласно американскому юристу Эрлу Карролу (Earl Carrol), шестьдесят процентов персонала прокуратуры были немецкие евреи, которые выехали из Германии после принятия там расовых законов. Он также указал, что меньше чем десять процентов американского персонала на Нюрнбергском процессе были рождены в США. Главой прокуратуры, который работал под началом генерала Тэйлора, был Роберт М. Кемпнер (Robert Kempner), еврей, эмигрант из Германии. Его помощником был Моррис Амxан (Morris Amchan). Марк Лаутерн, который наблюдал за работой Трибунала, писал в своей книге: "Вот все они приехали — Соломоны, Шлоссбергеры, Рабиновичи, члены прокуратуры" (стр. 68).



Таким образом, был нарушен фундаментальный юридический принцип — никто не может судить свое (непосредственно касающееся его) дело. Более того, большинство свидетелей были также евреи. Согласно профессору Маурису Бардишу (Maurice Bardiche), который также был наблюдателем на Нюрнбергском процессе, единственной заботой этих "свидетелей" было не проявлять свою ненависть слишком явно и создать впечатление объективности (Nuremberg ou la Terre Promise, Paris, 1948, стр. 149).

До весьма недавнего времени, где-то до начала девятнадцатого века, во многих странах евреям не разрешалось давать показания в суде. Причиной этого являлся тот факт, что иудейская религия разрешает нарушать клятвы, присяги, обеты, обещания. Каждый год, в Йом Киппур, евреи совершают талмудистскую церемонию "Коль Нидре", где они объявляют недействительными все клятвы и обещания, которые они могут дать в течение следующего года. Заметьте, что это делается заранее! Из многочисленных указаний в Талмуде на эту тему, мы тут приведем лишь два: "Еврею разрешается обманывать гоя" ("гой" на иврите означает нееврей, мн.ч. — "гоим", используется во всех языках в прямой транслитерации) (из книги Вавилонского Талмуда "Седер Незикин", том. 1, Баба Камма, раздел 113 б (Seder Nezikin, Babha Kamma). "Еврей может притвориться, что он христианин, если это требуется для того, чтобы обмануть христианина" (из книги Йоре Деа, 157:2, Хага (Yore Deah, или Iore Dea, Нagah).


1747380443331967.html
1747459874028897.html
    PR.RU™